Футбол

Андрей Федьков: «Улицы своего имени еще не видел»

9

По окончании игровой карьеры член «Клуба 100» российских бомбардиров Андрей Федьков вернулся в родной город, где теперь тренирует мальчишек.

— Уже лет десять работаю в СШОР № 8 имени Понедельника — рассказывает 50-летний экс-нападающий. — Веду команды 2005 и 2007 годов рождения, сейчас набрал еще 2014-й год.

— С клубом «Ростов» школа никак не связана?

— Сейчас нет. Вот когда у «Ростова» еще не было своей академии, она выполняла эту роль.

https://www.instagram.com/p/CNPHsZ5rFWo/ 

Ростовский гонор

— В команде, которая тогда еще называлась «Ростсельмаш», вы провели только один неполный сезон. Почему ушли?

— Молодой был, горячий. Считал, что меня недооценивают. Надо было перетерпеть, а у меня проявился ростовский гонор. Произошел конфликт с тренером — и я посреди сезона уехал на Украину, в Кременчуг, что в 400 километрах от Донецка.

Позвал поехать вместе с ним запасной вратарь «Ростсельмаша» Юрий Чумак. У него закончился контракт, и он решил вернуться в клуб «Кремень», который после распада СССР оказался в высшем дивизионе чемпионата Украины. В этой стране в 1992 году сначала провели укороченный турнир, а потом перешли на систему «осень — весна», так что мы даже успели на предсезонные сборы.

— Судя по всему, дела у вас в Кременчуге шли неплохо? В чемпионате-1994/95 вошли с 12 забитыми мячами в десятку лучших бомбардиров, попали в донецкий «Шахтер».

— Хотя на Украине играли в более силовой футбол. Все-таки в России законодателем моды был «Спартак» со стеночками и забеганиями. Там же ориентировались на футбол Валерия Лобановского, у которого после 50 минут занятий игроки с тренировки уползали.

А в «Шахтере» я только год пробыл. Потом сожалел, что не захотел подождать.

— Психанули?

— Именно так. По молодости неправильно себя вел. Что из «Ростсельмаша» поторопился уйти, что в «Шахтере» не попытался закрепиться. Впоследствии повзрослел и больше поспешных необдуманных решений не принимал.

— Во время Евро-2012 году я курсировал на автомобиле между Харьковом и Донецком. Узнаю теперь в телерепортажах отдельные места и оттого сильнее сочувствую людям.

— Со мной то же самое. В те времена, когда я играл, все было спокойно. Тем не менее, когда выезжали в Западную Украину, нас предупреждали, чтобы поменьше гуляли по улице, а лучше вообще гостиницу не покидали.

— Случались инциденты?

— Не припомню. Но мы приезжали только на два-три дня, да и особо никуда не ходили.

— В «Балтику» вы пришли в 1997 году, то есть в период ее подъема. Сейчас далеко не все помнят, что годом ранее она заняла 7-е место в высшем дивизионе. Увы, в 98-м возникли финансовые проблемы, и команду покинули многие игроки, в том числе Баранов, Даев, Малай, Навоченко.

— Все ушли в московские клубы. Я же оставался до 2000 года, пока Иваныч (Александр Корешков) не позвал в Саратов. «Сокол» нацелился на выход в высший дивизион и взял тогда из «Балтики» человек шесть (помимо Федькова, это Зураб Саная, Юрий Бавыкин, Андрей Дементьев, Михаил Никитин, Виталий Самойлов; из Ижевска перешел защитник Владимир Федотов, ныне главный тренер «Сочи». — Прим. Sportbox.ru).

— Вас в Москву в то время не приглашали?

— Вроде были какие-то варианты, но меня не ставили о них в известность ни в «Балтике», ни потом в «Соколе». Не хотели отпускать. Слышал о них уже позже. Но в подробности не вдавался, чтобы не расстраиваться задним числом, так что даже не знаю, о каких клубах шла речь.

— Выйдя в класс сильнейших, «Сокол» на старте чемпионата наделал шороху: после 10 туров дебютант единолично возглавлял таблицу! Как это воспринималось в команде?

— Было приятно. Жаль, потом начали валиться. В итоге заняли 8-е место. Для «Сокола», впрочем, это был вполне нормальный результат.

— Вы же забили за чемпионат 14 голов. Столько же было у Джеймса Обиоры из «Локомотива» и Сергея Рогачева из «Сатурна», а больше, 18, только у торпедовца Дмитрия Вязьмикина. Еще четыре гола вы записали на свой счет в Кубке. В сезоне-2004, таким образом, вы внесли самый большой вклад в зачет «Клуба 100» российских бомбардиров.

— Это так, но я не выделяю в своей биографии удачные и неудачные сезоны. Каждый из клубов, за которые играл, — важный этап.

Романцев хотел показать, что сборная не для меня

— В историю вошел ваш победный гол за «Терек» (с 2017 года «Ахмат») в ворота «Крыльев Советов» в компенсированное время финала Кубка 2004 года, хотя самарская команда, занявшая в том сезоне 3-е место, считалась очевидным фаворитом в борьбе с клубом первой лиги. Однако лучшим для вас в карьере, наверное, стал все-таки другой матч?

— Был еще четвертьфинал Кубка 11 апреля 2001 года «Спартак» — «Сокол», в котором мне за 12 минут удалось забить три мяча в ворота Александра Филимонова, и мы победили в Лужниках со счетом 3:1.

— Имел в виду как раз ту игру, которая по большому счету и сделала вам имя. Тем более что после нее Олег Романцев призвал вас в сборную, и в следующем месяце вы дебютировали в ее составе в отборочном матче ЧМ-2002 с Югославией.

— Это произошло под давлением общественности. Романцев же взял меня, чтобы показать: этот футболист для сборной не подходит. В итоге я отыграл первый тайм с югославами, потом вышел на 24 минуты во встрече с Люксембургом — и все.

Андрей Федьков: «Улицы своего имени еще не видел»

Андрей Федьков в сборной России / Фото: © Paul Marriott – EMPICS / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Бог с ним, с Люксембургом, но матч в Белграде, который был выигран со счетом 1:0 благодаря знаменитому голу Владимира Бесчастных, забитому в падении головой, имел ключевое значение. Тем не менее вас выпустили в стартовом составе. Разве это не знак определенного доверия?

— Было, конечно, приятно. Но получилось так, что кинули, словно на амбразуру, против больших мастеров. Тренер же мог, наоборот, выпустить Бесчастных в первом тайме, а меня — на замену. Впрочем, считаю, что сыграл неплохо. Если бы помогали в атаке, может быть, победили бы с более крупным счетом, чем 1:0.

— Не думаете, что вам не хватало сыгранности с партнерами?

— Понятное дело…

— Читал, что у вас тогда произошло приключение с загранпаспортом. Не ожидая приглашения в сборную, отлучились в Ростов, а загранпаспорт оставили в саратовской квартире. В результате ее пришлось вскрывать, чтобы отослать документ в Москву экспресс-почтой.

— Это фантазии журналистов. Кто-то написал, что дверь ломали, кто-то — что в окно залезали. Меня потом спрашивали, а я краснел. На самом деле из клуба позвонили владельцу квартиры, и он спокойно открыл ее своим ключом. Вот то, что паспорт отослали прямиком в Москву, правда.

— Вы ведь пересекались с Романцевым еще в 1991 году, когда побывали 20-летним в «Спартаке». Какое тогда осталось впечатление от работы с этим тренером?

— По сути никакого. С основным составом я тренировался две-три недели, да и в дубле пробыл считанные месяцы.

— Тем не менее у вас на счету есть гол за эту команду, который, правда, ни в какие глобальные зачеты не пошел. Выйдя на замену во встрече с дублем «Локомотива», вы подвели черту — 6:0. За «Спартак», кстати, в том матче играли Бесчастных, Стауче, Мамедов, Ананко.

— Честно, уже не помню об этом. В «Спартак» меня взяли на просмотр после армейской службы, которую проходил в ростовском СКА. А потом я вернулся в Ростов, чтобы стать игроком «Ростсельмаша».

На сегодняшних полях я в ФНЛ, может быть, 50 голов забил бы

— Вернемся к «Соколу», где, как и в «Балтике», быстро закончились деньги.

— Произошла примерно такая же история. Сменилось руководство — и все покатилось к чертям. Обещали миллионы, а на деле не платили. Многие футболисты ушли.

— Среди них ветераны Олег Веретенников, Алексей Косолапов, Андрей Сметанин…

— Первые двое доиграли до перерыва, связанного с проведением чемпионата мира 2002 года, и ушли по собственному желанию. Сметанина же немного раньше отчислил Корешков. Буквально за пару недель до собственной отставки. Андрей нарушил режим и подрался в кафе с местным чиновником.

— Вы же оказались в «Тереке».

— Но не сразу. Я не только доиграл до конца 2002 года, но и остался на следующий сезон, в котором «Сокол» выступал уже в первой лиге. В 32 года подумывал заканчивать с футболом, когда позвонил Лом-Али Ибрагимов и пригласил на зимние сборы «Терека». Сразу после них «хлопнули» на Кубок краснодарскую «Кубань» — 3:0. Причем я в том матче открыл счет. И покатило. «Терек» выиграл и Кубок, и турнир первого дивизиона, набрав ровно 100 очков.

— Ваш рекорд результативности в ФНЛ, равный 38 голам, был побит только в минувшем сезоне — нападающим «Крыльев» Иваном Сергеевым. Обидно было?

— Ничуть! Предыдущий рекорд Владимира Филимонова из «Звезды», 37 мячей, держался 11 лет, а мой — 17. Пора было его побить. Единственное что добавлю: не хочу умалять заслуг Сергеева, но когда я устанавливал рекорд, поля были совсем другого качества. Больше чем в половине городов играть приходилось в грязи. В сегодняшних условиях я, может, и пятьдесят забил бы!

Андрей Федьков: «Улицы своего имени еще не видел»

Иван Сергеев / Фото: © ФК «Крылья Советов»

Две гранаты из-за забора стадиона

— Как вам работалось в «Тереке»?

— Великолепно! Тем более что мы жили не в Грозном, а в Кисловодске, играли же в Пятигорске.

— Словом, куда ни кинь, курорт!

— Вообще-то при двухразовых тренировках было не до курорта. Гуляли только в выходные.

— Ни для кого не секрет, что клуб из Чеченской Республики специфичен, что руководство ставит вопросы жестко. Вас это не смущало?

— Нет. Более того, руководителей клуба вспоминаю с теплотой. У нас не было никакого деления на чеченцев, русских и прочих. Жили как единая команда.

Что касается жесткости, то без нее в Чечне нельзя. У меня остались самые приятные впечатления от общения с Олегом Кононовым. Интеллигентнейший человек. Но таким в Грозном сложно. Съедят! Там надо быть твердым в отношениях и с футболистами, и с руководителями, не переходя, конечно, допустимую грань. А Кононов даже прикрикнуть ни на кого не мог.

В жесткой форме иногда высказывался Рамзан Кадыров. При этом он никогда никого не оскорблял и не унижал. Его метод — кнут и пряник.

— Некоторые «пряники» Рамзана произвели сильное впечатление. Сенегальцу Аблаю Мбенгу он в 2015 году подарил два автомобиля за голы в двух матчах со «Спартаком».

— Это уже намного позже. У нас же иногда были двойные и даже тройные премиальные.

— После победы в Кубке России вы как автор победного гола удостоились Ордена Кадырова и звания почетного гражданина республики, стали почетным жителем Грозного. А в Гудермесе вашим именем назвали улицу.

— Эту честь оказали не только мне. В Гудермесе есть также улицы нашего главного тренера Ваита Талгаева, капитана команды Дени Гайсумова, генерального директора клуба Лом-Али Ибрагимова.

— Вы свою улицу видели?

— Представляете, нет! Никак туда не доеду. Когда играл, в Гудермесе шли восстановительные работы, таблички на здания не прикрепляли. Теперь они, наверное, есть.

— Рамзан Кадыров еще вручил вам усыпанную бриллиантами эмблему «Терека» из белого золота. Она по-прежнему у вас?

— Конечно. Даже мысли не было продать такую память! Эта вещь была исполнена в единственном экземпляре. Другим подарили подобные изделия, но все-таки не такие, как у меня.

— Над «Тереком» образца 2004 года шутили: «В бой идут одни старики». В финале Кубка 29-летний Александр Липко был единственным футболистом вашей команды, кому не исполнилось тридцати. Как игралось в коллективе, где все многое повидали и каждый знал себе цену?

— Мы давно друг друга знали и понимали буквально с полуслова.

— Но у сугубо ветеранской команды не было перспективы, и в итоге в 2005 году она вылетела из премьер-лиги.

— Не скажу, что по игре. Сказалось закулисье. Само руководство клуба испугалось: «Что мы будем делать в высшей лиге? Надо омолаживать состав». И решили обтесать обновленную команду в первой лиге.

— Но почему бы не обкатать ее в высшем дивизионе, избежав вылета?

— Считаю, что это можно было сделать.

— Другими словами, на понижение «Терек» пошел намеренно?

— Не хочу старое ворошить. Но в разговорах между собой мы, игроки, пришли к выводу, что команду «плавили».

Андрей Федьков: «Улицы своего имени еще не видел»

Андрей Федьков / Фото: © РИА Новости / Саид Царнаев

— С 2009 по 2011 год вы работали в «Тереке» заместителем генерального директора. К тому времени клуб стал проводить домашние матчи в Грозном. Мне довелось там побывать в 2009-м, и было, откровенно говоря, неуютно: автоматчики на перекрестках по всему маршруту автобуса с командой гостей, отключение света в гостинице, запрет парковать автомобиль на центральной улице…

— К тому времени стало спокойнее, но опасность терактов еще оставалась. Впрочем, в отношении футболистов не то что угроз, даже намека на них не было. Игроки «Терека» жили в гостинице на стадионе, который круглосуточно охранялся по периметру.

Помню, как-то уже по окончании сезона двое смертников не смогли пробраться на территорию стадиона и кинули через ограждение две гранаты. Когда их бросились ловить, они подорвали себя. Но игроки к тому времени разъехались. Я же немного задержался в Грозном. Семьи со мной там не было, так что пережил ту историю достаточно спокойно.

— Ваши дети имеют отношение к спорту?

— Старшая дочь — нет. Сын же занимается футболом.

— Не под вашим ли руководством?

— Угадали.

— Какое же у него игровое амплуа?

— Он универсал. Начинал центральным защитником, теперь играет «под нападающими». Подумываю отвезти его на просмотр в Москву или в Краснодар.

Добавить комментарий