Футбол

Привилегия режиссёра. Как Бердыев хочет добавить Семаку масштаба

12

Фигуры калибра Курбана Бердыева обречены на внимание аудитории, а потому всякое их появление в публичном пространстве, тем более после долгого отсутствия, сродни вспышке. Не только в смысле медийной яркости, но и как неожиданный пучок света, позволяющий под иным углом увидеть давно знакомые предметы в давно знакомой обстановке. Вот и свежее явление Бердыева в интернет-проекте Геннадия Орлова кое-что любопытное высветило.

Привилегия режиссёра. Как Бердыев хочет добавить Семаку масштаба

Курбан Бердыев / Фото: © РИА Новости / Сергей Пивоваров

На вопрос о том, как ему нравится Сергей Семак в роли тренера «Зенита», Бердыев предпочёл не отвечать прямо, сославшись на сложность оценки явлений, не известных тебе изнутри. Мол, со стороны может показаться, будто в команде что-то делается не так, а когда знаешь всю внутреннюю кухню, понимаешь, что по-другому и нельзя. В то же время, как человек восточный, следом Курбан Бекиевич дал ответ иносказательный. Он заговорил о том, что считает необходимым оценивать тренера по двум критериям. Первый – конечно, результат. А второй – развитие. «Чему ты научил футболиста? Он стал умнее?» – такие вопросы задаёт Бердыев в программе, обращаясь будто бы к себе, а на самом деле, конечно, к любому из коллег. В том числе и к Семаку, после возникновения имени которого разговор и свернул на эту тропу. И это надо понимать так, что процессы внутреннего развития в нынешнем «Зените» Бердыеву со стороны не вполне очевидны.

Нам-то кажется, что примеры персонального роста имеются. Самый выразительный – Магомед Оздоев. К моменту прихода в «Зенит» Семака присутствие в команде этого хавбека казалось недоразумением, а теперь он основной игрок не только клуба, но и сборной – без тренера подобное превращение невозможно. Безусловно, другим стал и Артём Дзюба. Только здесь футболист вырос не столько ввысь, как в случае с Оздоевым, сколько вширь. То есть изменился игровой функционал, нападающий перестал быть просто наконечником, вошёл во вкус ещё и ассистентства, превратился в бомбардира-диспетчера, а специальности ценнее, пожалуй, в футболе нет. Так что Сергею Богдановичу как будто есть, чем ответить своему наставнику.

Привилегия режиссёра. Как Бердыев хочет добавить Семаку масштаба

Фото: © РИА Новости / Павел Лисицын

К тому же здесь легко угадывается и совсем другой вариант ответа. Какое развитие? Единственный смысл существования топ-клуба – титулы. Учиться, умнеть игроки должны в командочках пожиже, а в большие клубы приходить уже готовыми и просто делать результат.

Но только Бердыев, согласитесь, явно не из тех, кто может сказать что-то случайно. Кто не способен отличить обычный клуб от топа, кто не понимает разницы между, допустим, «Ростовом» и «Зенитом». И если он в контексте Семака произносит это: «Чему ты научил футболиста? Он стал умнее?» – значит, различает невыработанный тренером пласт профессиональной породы.

Пожалуй, понять Бердыева до конца позволит другой посыл из этого же интервью. Рассказывая о своих поездках по европейским клубам, он объясняет, что именно пытается там разглядеть. Нет, не методики тренировки – это вторично. Главное, по его словам, – идея. Какой идее следует тренер, каким путём идёт в футболе.

И вот с поправкой на это тема учёбы становится гораздо понятней. Учить лучше в рамках цельной концепции, той самой идеи, которой верен тренер. Учить не частностям, а системе – только тогда в этом будет прок.

Отдельная благодарность Курбану Бекиевичу, что слова эти прозвучали в канун столетнего юбилея Константина Бескова – великого футбольного постановщика и большого футбольного педагога. Не произнося фамилий, Бердыев словно напомнил о тех вершинах, какими в профессии были творцы режиссёрского футбола – Бесков и его непримиримый антагонист Валерий Лобановский. Титаны, которые при всех внешних различиях были едины в стремлении строить, а не подстраиваться. Которые раз и навсегда решили для себя извечный вопрос, идея под игроков или игроки под идею. Разумеется, только под идею. Только идея могла вдохновить этих мастеров, каким бы ни было её конкретное содержание.

Привилегия режиссёра. Как Бердыев хочет добавить Семаку масштаба

Очередной урок Бескова / Фото: © РИА Новости/Юрий Абрамочкин

Бердыев ведь и сам апологет режиссёрского футбола – один из немногих оставшихся. Нынешние реалии круто поменяли футбольное мироустройство: теперь игроков нередко набирает клуб, а тренеру просто поручается их натаскивать. Тут уж, безусловно, идея под игроков – и никак иначе. Вспомним, например, какой «Зенит» достался Семаку в момент прихода. Осколки творений Боаша, Луческу, Манчини, ссыпанные в одну ёмкость. Выжить тренеру можно было, только как-то объединив этот комплект, что Семак и сделал. Но вот дальше-то приоритеты можно уже менять – титул даёт право потихоньку выдвигать на авансцену идею. И тут становится главным, имеется у тебя такая идея или нет.

Наверное, вот это – идея – и есть показатель масштаба. Как бы ни менялась специфика, большие тренеры всё равно и сегодня ставят футбол авторский. Такое право отвоёвывает себе далеко не каждый, но тем выше котируется тот, кто всё-таки отвоёвывает (чаще всего в этом контексте Бердыев упоминает Гвардиолу). Режиссёрство – это знак профессиональной исключительности, своего рода привилегия. Отлично зная Семака как личность, Бердыев, должно быть, видит в нём достаточный потенциал, чтобы встать в такой ряд избранных. И предельно деликатно, нисколько не претендуя на жанр совета, даёт понять, в каком направлении ему стоит развиваться, чтобы сделаться тренером по-настоящему крупным.

Привилегия режиссёра. Как Бердыев хочет добавить Семаку масштаба

Фото: © РИА Новости/Максим Богодвид

Расслышит ли Сергей Богданович этот негромкий намёк? Воспримет ли? Сумеет ли в конце концов добавить в масштабе?

Добавить комментарий