Футбол

ЦСКА теряет нечто важное. И дело не только в Ганчаренко

9

Разговор о том, что отставка Виктора Ганчаренко назрела, после субботней неудачи против «Урала» идёт всё громче. Те, кто вхож и посвящён, подают решение уже практически как состоявшееся – осталось, дескать, только сыграть с «Ростовом», но это пауза чисто техническая. Едва ли это правда.

Если допустить, что решение действительно принято, то реализовать его перед «Ростовом» самое время, потому что встряска команде необходима именно сейчас. Кто в этом матче будет называться главным, Березуцкий, Овчинников или Онопко, дело вообще третье – игроков в любом случае возбудит факт отставки, а не имя временного назначенца. Но когда главным в Ростов едет Ганчаренко, значит, готового решения на самом деле нет. Потому что как его, это решение, потом претворять в жизнь, если армейцы вдруг выиграют? Хлопнут, допустим, хозяев 3:0 (как случилось в Грозном тоже в момент кризиса, после трёх подряд игр без побед) – и что? Спасибо, Виктор Михайлович, до свидания, всех вам благ на новом поприще? А там, может быть, в таблице до первого места всего одно очко.

Так что окончательной позиции в клубных верхах сейчас, судя по всему, нет. Между тем какое-то вмешательство в тренерские дела, похоже, на самом деле требуется. Но только не по той причине, что на поверхности. Да, результаты в последнее время действительно неважнецкие, однако это же не новость, правда? Кризис поздней осени – традиция ещё со времён Слуцкого. Которая когда-то не мешала армейцам выигрывать золото ну или на худой конец серебро. Так что гнать тренера за несколько поражений не в армейских привычках, и на неблагополучие в штабе сегодня по-настоящему намекает совсем не это.

ЦСКА теряет нечто важное. И дело не только в Ганчаренко

Сергей Овчинников / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Возможно, не все обратили внимание на послематчевый комментарий Сергея Овчинникова по итогам встречи 17-го тура с «Химками». Сергей Иванович в тот день замещал Виктора Михайловича, который был дисквалифицирован и игрой руководил из стадионной ложи с помощью средств связи. Когда на пресс-конференции у Овчинникова спросили, какой смысл был заложен в заменах Дзагоева и Эджуке, тот ответил, что эти решения принимал главный тренер и что по его, овчинниковскому, мнению, Эджуке выглядел хорошо, обострял и замены не требовал.

Вообще-то это скандал. Даже по меркам среднестатистического безымянного клуба, не говоря уже о мерках ЦСКА, который давно вжился в образ идеального семейства, где царят согласие и единство. И вдруг такая публичная фронда внутри тренерского штаба!

Безусловно, собственное мнение у Босса было всегда, но он давно обвыкся в сегодняшней роли. Совсем недавно говорил про себя: я человек системы. И, словно подтверждая это, даже чуть по-отечески журил Карпина, который летом агрессивно нападал на руководство РПЛ: ни к чему, мол, трясти грязное бельё на глазах у народа – все недоразумения надо разбирать внутри. И вот такой остывший, остепенившийся, помудревший, вписавшийся в систему Босс вдруг рушит все условности и идёт в атаку – иначе не скажешь – на своего главного, да прямо на глазах «щелкопёров» и «борзописцев». Что это?

По меньшей мере это свидетельство нарушенного единства. Знак внутреннего неблагополучия – самого, пожалуй, тревожного из всех возможных. Потому что когда внутри монолит, можно устоять перед любой бурей, а когда, наоборот, раздрай – самый лёгкий ветерок обретает сокрушающую силу.

И как в такой ситуации быть? Можно, конечно, просто махнуть шашкой – рассчитать под Новый год кого-то одного или даже обоих сразу. Но лучше для начала задуматься. Почему это произошло сейчас? Ведь они, Ганчаренко и Овчинников, работают вместе не первый год, отчего же такого не случалось прежде?

А не в том ли всё дело, что поменялась атмосфера внутри клуба? Ведь и там тоже единоначалия теперь нет. Впервые за двадцать последних лет. С мая 2020 года в верхах два центра тяжести – прежний, президент Евгений Гинер, и новый, глава совета директоров Максим Орешкин.

ЦСКА теряет нечто важное. И дело не только в Ганчаренко

Максим Орешкин / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

Кто-то заметит, что противоречия между ними наружу как будто не прорываются. Да, шумных сцен нет. Но есть небольшая деталь, замеченная в их публичных выступлениях. Гинер не считает свою историю в клубе завершённой и надеется со временем возвратить акции клуба (сейчас 77 % у ВЭБа). А Орешкин говорит об «эпохе Гинера» с настроением светлой грусти, как о чём-то замечательном, но ушедшем, и намерение вернуть право контрольных решений обратно в этих интонациях уловить сложно. В общем, вот такая мелочь – чувство хозяина.

Если противоречия присутствуют только на уровне тренерского штаба, вопрос не столь сложен. Гораздо хуже для ЦСКА, если это зеркало, эхо, отражение тех перемен в настроениях, что господствуют в клубных верхах. Если единства не будет там, тренерская тема покажется ерундой.

Добавить комментарий